История началась перед отъездом сборной на Олимпиаду. Не секрет ведь, что перед Играми практически у всех без исключения СМИ просыпается интерес к олимпийским видам и они начинают готовить сюжеты, делать интервью и писать статьи о борьбе, академической гребле, а иногда даже о хоккее на траве (напомним, что именно в этом игровом виде Украина дольше всего сохраняла шансы на олимпийскую лицензию). Так журналисты ТСН решили узнать, как готовятся к Лондону наши атлеты. И поехали не на стадион, чтобы посмотреть на тренировку, а на известную святошинскую базу на 11 км. Казалось бы: отличное место, за городом, вокруг лес… Вот только базой это назвать сложно. Да и когда ты живёшь в одном месте, а ездить тренироваться приходится в другое (дорожки на том стадионе, скорее, созданы для получения травм, а не наработки высоких результатов), нормальной подготовкой это не назовёшь.

Спортсмены показали комнаты с грязными туалетами, старыми подушками и матрасами, столовую и детские размеры порций, а ещё рассказали, что несколько дней не могли даже воды нормально попить – на базе её попросту не было. К ближайшему магазину – несколько километров.

Видео не прошло незамеченным. Уже на следующий день легкоатлетам привезли воду и порадовали деликатесами. Нет, не лобстерами, о которых, шутя, говорила Елизавета Брызгина, а красной икрой. Более того, количество барьеров на стадионе резко увеличилось с пяти до 17.

Но на возмущения атлетов и сюжет журналиста главный тренер сборной Александр Апайчев отреагировал не совсем понятно. Вместо того, чтобы поддержать своих спортсменов, Александр Валентинович в следующий приезд всё того же журналиста заявил: «А вы видели эти порции? Видимо, что-то не то видели».

1-й заместитель главы Государственной службы молодёжи и спорта Украины Сергей Глущенко сразу парировал, мол, на базе есть два корпуса и спортсмены живут в новом. Более того, тренируются они в Ирпене, а туда лишь приехали, чтобы получить экипировку. Но всё ли было так?

Вернувшись после Олимпиады, спортсмены написали открытое письмо главе Государственной службы молодёжи и спорта Украины Равилю Сафиуллину, в котором изложили свои претензии. Заметьте, письмо не было анонимным и никто из более, чем 50 подписавшихся под ним атлетов, не скрывал своё имя.

Реакция последовала незамедлительно. Равиль Сафович сразу пожелал встретиться со спортсменами, и на следующее утро значительная их часть с разных уголков страны собралась в кабинете Сафиуллина. Когда начали разбирать вопросы, легкоатлеты были шокированы: оказывается, на их подготовку выделили 36 миллионов, а ежедневно на питание для одного человека полагалось от 205 гривен. На эти деньги не то, что нормальный салат, а иногда и вкусный деликатес съесть можно.

Расследование инцидента не заставило себя долго ждать. 3 сентября был подписан приказ о создании специальной комиссии, которая в десятидневный срок должна осуществить проверку фактов возможных финансовых нарушений. На сегодняшний день на время разбирательств от дел уже отстранили пятерых человек. Среди них президент Федерации лёгкой атлетики Украины Валерий Борзов, государственный тренер сборной Валерий Александров, главный тренер сборной Александр Апайчев, начальник команды Руслан Руссу и старший тренер Павел Бардаков.

Узнать больше о происходящем журналисты получили возможность во время пресс-конференции с ведущими украинскими легкоатлетами. Олимпийская чемпионка Пекина и мировая рекордсменка в многоборье Наталия Добрынская, призёр зимнего чемпионата мира-2012 и чемпионата Европы-2012 многоборец Алексей Касьянов, бронзовая медалистка Олимпиады-2012 в составе эстафеты 4х100 метров Елизавета Брызгина, тренер её коллеги по эстафете Кристины Стуй Сергей Басенко, бронзовый медалист Олимпиады-2008 в прыжках с шестом Денис Юрченко и бронзовая медалистка чемпионата Украины-2012 в беге на 800 метров Елена Жушман сегодня делились своими проблемами с представителями СМИ.

По мнению легкоатлетов, несмотря на все титулы и заслуги Валерия Борзова как спортсмена, занимать пост президента федерации он не имеет права. «Валерий Борзов – заслуженный спортсмен, но не человек. Он даже не здоровается со спортсменами. Он был и министром спорта, и президентом Национального олимпийского комитета, но за это время в нашей стране ничего не изменилось, не появилось ни одной базы. Мы бы не хотели и дальше работать с этим человеком. Мне предлагали сменить гражданство, но я хочу представлять и бороться за Украину. Однако если Валерий Филиппович сумеет сохранить свой пост, я уеду выступать за Россию, — заявила Елизавета Брызгина. – Мы долгое время пытались достучаться до руководства страны. Нас часто пугали в федерации, заставляли молчать, пугали тем, что не поедем на соревнования, если начнём скандалить. Но наконец-то нас услышали.

Когда мы пришли к Равилю Сафовичу, то услышали: «Так сколько же денег вам нужно, чтобы вы наконец-то сказали, что этого достаточно»? Когда мы увидели, сколько денег выделили на нашу подготовку, то не поверили своим глазам: мы видели лишь незначительную часть от всего этого».

КРОВАВАЯ ПОДУШКА И ИСЧЕЗНУВШИЕ ДЕНЬГИ

К примеру, на питание легкоатлетов выделялось по 205-220 гривен на человека в день. Максимум, на что их кормили, по их же словам, это 100 гривен. Давали салатик из огурцов, которые «уже стекли», сосиски или подозрительные окорочка, которые «такое впечатление, что лет десять лежали замороженными», бульончик, «приготовленный на тех же окорочках», гречку… С учётом того, какие затраты калорий у спортсменов бывают на тренировках, не нужно углубляться в вопросы питания и быть сотрудником НИИ, чтобы понять – такого для профессионального спортсмена недостаточно.

Помимо питания, важен и вопрос баз. Таковых в Украине почти нет, а если и есть, то их состояние оставляет желать лучшего. Как оказалось, живя на святошинской базе, спортсмены должны были ездить тренироваться на стадион в Ирпень. Им даже выделили и оплатили автобус, который должен был курсировать между спортивными локациями по восемь часов в день. Но об этом легкоатлеты узнали уже позже. Во время подготовки (у кого-то она была три дня, а у кого-то – десять) им удалось попасть в Ирпень лишь несколько раз. «Когда я сказала, что мне нужно сделать беговую работу на нормальных дорожках, чтобы не травмироваться, то услышала в ответ: «Ты расписание видела? В Ирпень можешь ехать во вторник и четверг. Или ты сама заправишь автобус?» Но у меня по плану этот отрезок работы ведь был запланирован на среду. И что я должна была делать?»

«Я и вовсе просил задержаться на пару дней в Донецке, там хорошие ямы для прыжков с шестом. Мне нужно было доделать ещё часть прыжковой работы. Но меня обязали явиться на святошинскую базу на 10 дней», — рассказал Денис Юрченко.

Что касается обязательной явки на тот или иной сбор, спортсмены давно выражали своё недовольство. Централизованная система подготовки далеко не всегда себя оправдывает. Возможно, было бы лучше выделить атлетам, показывающим высокие результаты на международном уровне, определённую сумму денег, на которую они со своими личными тренерами строили бы свою подготовку.

Владимир Федорец, воспитавший в своё время не одного олимпийского чемпиона, работает с Елизаветой Брызгиной. В нынешнем сезоне им пришлось полностью изменить план подготовки к Олимпийским играм. Ещё во время Олимпиады Елизавета рассказывала, что ставка была сделана на эстафету. И им не разрешили сделать себе тот сбор, который был бы удобнее. «Я ведь хотела попасть в финал и побороться за медаль и в индивидуальном виде тоже», — говорит Брызгина.

Не секрет, что отличная база есть в Кисловодске. В этот город наши спортсмены не раз отправлялись для подготовки, но когда просили тренеров и руководство устроить их именно на той базе, в ответ слышали, что это сумасшедшие деньги. Оказалось, что, согласно сметам, большая их часть выделялись именно на неё. То есть легкоатлеты якобы жили там, где всё это время лишь мечтали находиться. На самом деле, многим из них приходилось за свои деньги снимать квартиры и жить в них по несколько человек. Вопрос о питании здесь не поднимается вовсе.

Возвращаясь к святошинской горе-базе, новый корпус лишь условно можно назвать новым. «Это два старых корпуса. Просто один ещё хуже, — объяснил Алексей Касьянов. – И можете себе представить: захожу в номер, смотрю на подушку, на которой мне предстоит спать, а на ней огромное кровавое пятно. Не говорю уже о её состоянии. Вот как спать на подушке…» — «… На которой кого-то убили», — уместно подметила Брызгина. И добавила: «В этот период подготовки к спортсменам должны относиться с особой заботой, как к беременной женщине».

Кто не жаловался на сборы, так это Наталия Добрынская: «Мне не на что жаловаться. После победы на Олимпиаде в Пекине, побед и медалей на чемпионатах Европы и мира мне обеспечили хорошие условия для подготовки. Но я одна такая, а команда – это не один человек».

Но даже у мировой рекордсменки не всё так гладко. Весь инвентарь ей приходится покапать за свои деньги. «Колос», правда, немного помог Наталье – купил ей 3-килограммовое ядро. «Я еду на тренировку – и моя машина забита инвентарём, который я сама купила. Если бы я этого не сделала, не могла бы тренироваться. У меня в машине есть всё: мячи, необходимые на тренировках, ядро, копьё и даже планка для прыжков в высоту! И это при том, что в 2012 году было выделено 4 миллиона гривен на инвентарь. А мне, далеко не самой слабой спортсменке Украины, не досталось даже какого-то недорого мяча или ядра, не говорю уже о копье, которое стоит очень немалых денег».

Не лучше ситуация с инвентарём и у Касьянова. У него видов не семь, а целых десять. И помимо копья и ядра определенную сумму денег приходится выложить ещё и за диск.

ПРЕМИИ ДЛЯ НЕИЗВЕСТНЫХ

Накануне Олимпиады появилась замечательная новость о суммах призовых для медалистов Игр и их личных тренеров. Оказалось, что наставники спортсменов получают далеко не всё, что им обещано. И дело не в государстве. Просто в федерации, по словам спортсменом, есть длинный «список претендентов», с которыми нужно делиться. «Я своему тренеру сразу сказала, чтобы он даже не думал никому отдавать свои деньги. Это его вознаграждение», — грозно заметила Брызгина..

«На самом деле, у нас нет особого выбора, давать или нет. Нам сразу говорят, что 50 процентов получим мы, а остальные 50 распределят между другими людьми. Но почему? Эти люди не принимали участия в подготовке спортсменов! И главное, что государство о таком произволе даже не догадывалось», — рассказывает Сергей Басенко.

«Эта история была и в 2008 году, — говорит Добрынская. – Тогда тренерам полагалась премия от государства в размере 50 процентов, но к моему наставнику дошло лишь 25. Остальное ушли к 30 людям, которых я даже в лицо не видела. Тогда с тихим скандалом нам удалось вернуть часть денег».

По словам спортсменов, так сложилось, что старшие тренеры получают больше денег за медали атлетов, нежели их личные наставники. Хотя участия в тренировочном процессе они не принимали.

ПСЕВДОДОПИНГ

Известно, что с допинг-лабораториями в Украине ситуация ещё хуже, чем с базами. Но оказалось, что помимо того, что лаборатория не отвечает стандартам IAAF, спортсменам придумывают псевдодопинг. В такой ситуации оказалась Елена Жушман.

«Я четыре года готовилась к Олимпийским играм, за свои деньги ездила на сборы и на чемпионате Украины финишировала третьей с нормативом А. Но мне сказали, что я не поеду ни на чемпионат Европы, ни на Олимпиаду, — рассказывает спортсменка. – Мы с тренером с такой постановкой вопроса были в корне не согласны. Вроде бы было решено, что на континентальное первенство я всё-таки еду, но в последний день услышала: «Скажете, что болит нога. Не шумите». Я всячески старалась оспорить их решение, говорила, что готова ехать на чемпионат. И если я там попадусь на этом псевдодопинге, то пускай меня дисквалифицируют. Я четыре года готовилась, я знаю, что у меня всё в порядке. Но ничего не изменилось. Я так и не поехала на Олимпиаду.

И что мне делать теперь? Снова готовиться четыре года, вкладывать в это свои деньги, чтобы накануне поездки в Рио-де-Жанейро снова услышать, что у меня «что-то болит»?

В подобной ситуации была и Елизавета Брызгина. Перед чемпионатом мира-2009 её допинг-проба якобы тоже дала положительный результат. Спортсменка и её тренер были с этим не согласны и готовы были рискнуть. «Пускай бы меня дисквалифицировали на два года, если бы нашли допинг», — говорила она. Но никто не получал дисквалификацию. На своё заявление о желании во что бы то ни стало поехать в Берлин, Лиза услышала: «У тебя такая фамилия! Ты ею не можешь рисковать». «Но ведь это моя фамилия! Могу с ней делать, что захочу. Но мне сказали, что я ещё молодая, поеду на какой-то другой чемпионат».

Безусловно, в сложившейся ситуации очень интересно было бы организовать круглый стол, пригласить представителей обеих сторон – и спортсменов, и Борзова с кем-то из тренеров. Тогда можно было составить более объективную и полную картину происходящего. Но и так понятно, что то, что получают наши спортсмены, недостаточно для высоких результатов. И сколько ещё они будут выезжать на собственном энтузиазме и любви к стране, неизвестно.

Как бы ни закончилась эта история, уже точно известно: руководителям всех федераций, которые не без греха, в ближайшее время придётся потуже затянуть пояса. Проверки, по всей видимости, настигнут многих. И, может, хоть после этого деньги, всё же выделяемые государством, попадут в руки спортсменов, а не в карманы «сердобольных» чиновников, так «переживающих» за их виды.

Но меня терзают подозрения, что никого не снимут с должности -из виновных. а наоборот еще и обвинят спортменов, что они не благодарны!  Стабильность уже достигнута!

 

0 Комментарии

You can be the first one to leave a comment.

Оставить комментарий